Лапландия. Немного истории.
 
(Маркус Лехтипуу. Финляндия)
Занимая почти половину Финляндии, Лапландия, тем не менее, является самой малочисленной и загадочной провинцией. В Лапландии сейчас проживает около 200 000 человек, или 2,1 человека на 1 кв.км.

Первые поселения, следы которых обнаружены на севере страны, появились в Лапландии еще 5000 лет назад во времена каменного века. Коренные жители Лапландии саами в течение нескольких веков были вытеснены с их земель более цивилизованными финнами, которые принесли вместе с собой свои национальные порядки и традиции. Тем не менее до сих пор ходит множество старинных легенд и сказок, включая знаменитые рассказы о ведьмах, умеющих летать по воздуху и принимать самые невероятные облики. Необычной формы озера и скалы у древних племен, населявших эту северную провинцию, становились seita- святой землей. Наиболее известным среди местного населения является остров Ukko на озере Inarinjarvi. Территория по берегам реки Tornionjoki, впрочем как и в устье реки Kemijoki, еще в средние века превратились в крупные центры торговли. Были обнаружены следы военных и торговых маршрутов, проложенных викингами. В XIII веке король Швеции дал народам Pirkka право собирать дань со всех, кто проживал на территории современной Лапландии. Это время стало периодом появления новых поселений и роста старых, среди которых стал бурно развиваться шведский город Tornio. В поселках Keminmaa и Alatornio до сих пор стоят католические церкви. В то время, когда Лапландия находилась в составе шведского государства, коренное финское население было вынуждено переселяться вдоль рек к северу.
В конце XV- в начале XVI века центром коренного народа саами являлся город Inari. Большинство же саами проживало в маленьких селениях, спрятанных в диких северных лесах. В XVII веке шведы усилили свое влияние на севере Финляндии, что выражалось в увеличении численности шведского населения. В частности, в 1670 г. Габриэль Тудерус, исповедующий лютеранство, приказал разрушить и сравнять с землей все культовые постройки коренного населения саами. По всей Лапландии срочно возводились деревянные церкви и некоторые сохранились до наших дней. Следующие несколько столетий были отмечены увеличением финского населения, переезжающего со всех, порой самых отдаленных территорий Финляндии в Лапландию. Приезжие ассимилировались с местным населением (или наоборот), наряду со всеми занимались оленеводством, рыбной ловлей и другими видами промысла и ведения хозяйства.
Район Petsamo к северо-востоку от Инари, был присоединен к Финляндии в 1920 г. после подписания Тартуского договора. Позднее, в 1937 г. здесь было открыто месторождение никеля и построена шахта по его добыче. В период «финской» войны 1939 г. сюда впервые вторглись советские войска, а затем вся территория перешла под влияние СССР в результате успешных боев Красной Армии в ходе второй мировой войны. В настоящее время эти богатые минералами земли находятся на территории России. Коренные жители саами (племена сколт) из Петсамо были вынуждены переселяться в населенные пунктыSevettijarvi, Nellim и Virtaniemi, расположенные на северо-востоке Лапландии. После подписания мирного договора между СССР и Финляндией, немецкие войска вынуждены были срочно отступать, однако, уходя в Норвегию, они разрушили и сожгли практически все здания в тех населенных пунктах, где находились немецкие гарнизоны.
В результате опустошительной «Лапландской» войны большинство построек и промышленных объектов провинции было разрушено.

LAPIN KESA  (Eino Leino )
Lapissa kaikki kukkii nopeasti,
maa, ruoho, ohra, vaivaiskoivutkin.
Tuot’ olen aatellut ma useasti,
kun katson kansan taman vaiheisiin.

Miks meilla kaikki kaunis tahtoo kuolta
ja suuri surkastua alhaiseen?
Miks meilla niin on monta mielipuolta?
Miks vahan kayttajia kanteleen?

Miks miesta taalla kaikkialla kaatuu
kuin heinaa, — miesta toiveen tosiaan,
miest’ aatteen, tunteen miesta, kaikki maatuu
tai kesken toimiansa katkeaa?

Muualla tulta saihkyy harmaahapset,
vanhoissa hehkuu hengen aurinko.
Meill’ ukkoina jo syntyy sylilapset
ja nuori mies on hautaan valmis jo.

Ja mina itse? Miksi naita mietin?
Se merkki varhaisen on vanhuuden.
Miks seuraa kaskya en veren vietin,
vaan kansain kohtaloita huokailen?

On vastaus vain yksi: Lapin suvi.
Sit’ aatellessa mieli apeutuu.
On lyhyt Lapin linnunlaulu, huvi
ja kukkain kukoistus ja riemu muu.

Mut pitka vain on talven valta. Hetken
taall’ aatteet levahtaa kuin lennostaan,
kun taas ne alkaa aurinkoisen retken
ja jattavat jo jaisen Lapinmaan.

Oi, valkolinnut, vieraat Lapin kesan,
te suuret aatteet, teita tervehdan!
Oi, tanne jaakaa, tehkaa taalla pesa,
jos muutattekin maihin etelan!

Oi, oppi ottakaatte joutsenista!
Ne lahtee syksyin, palaa kevaisin.
On meidan rannoillamme rauhallista
ja turvaisa on rinne tunturin.

Havisten halki ilman lentakaatte!
Tekoja luokaa, maita valaiskaa!
Mut talven poistuneen kun taalta naatte,
ma rukoilen, ma pyydan: palatkaa!