Турку. Университет. 1822 год.

 В те давние времена университет Турку, казалось, находился в состоянии распада, и 1822 год был самым мрачным в его истории.
Но 1822 год вспоминают теперь и как удивительный год, потому что в течение десяти дней ноября три таких человека, как И. Л. Рунеберг, И.В. Снельман и
Элиас Леннрот написали заявление с просьбой о принятии в университет.

Для сдачи университетских экзаменов Леннрот прибыл в Турку в начале ноября 1822 г.
Экзамены по всем предметам принимал один профессор, таковы были правила.
В 1822 г. эти экзамены принимал профессор восточных языков Ханну Фаттенборг, который считался строгим экзаменатором. Но в латинском языке, по которому он экзаменовал Леннрота, понимал ясно, по правде говоря, только основы.
Это было хорошо для Леннрота, потому что латынь была его любимым предметом.
Ханну Фаттенборг отметил в официальном списке экзаменующихся 11 ноября 1822 г.  знания Леннрота – «довольно хорошо»,-”melioris spei”
Ради сравнения упомянем, что И. Л. Рунеберг, И.В. Снельман, которые экзаменовались по латыни несколькими днями раньше, и которые имели по классическим языкам основательную подготовку, получили «хорошо» — ”bonae spei”.

Synnyinseutunsa mukaan Lonnrot pyrki Uusmaalaiseen osakuntaan. Muistitiedon mukaan hanen oli talloin kestettava eras noyryytys. Muuan osakunnan vanhemmista jasenista vastusti nuorukaisen ottamista vapaiden Apollon poikien joukkoon, koska han koululaisena oli toiminut osakunnan juoksupoikana. Laaketieteen professori J.A. Torngren, osakunnan kunniajasen, josta tuli Lonnrotin parhaita vanhempia ystavia, huomautti, etta pyhien apostolienkin elinkeinot olivat olleet varsin vahaarvoisia. Vertaus oli sita sattuvampi, kun vastaanvaittaja oli jumaluusoppia lukeva, ja sai aikaan toivotun vaikutuksen.
………………………………………………………………………………………………………………………
Syksylla 1823 Lonnrot kavi tanssikoulua rouva Gellerstedtin luona, joka saannollisesti jaresti tallaisia kurseja. Oppilas saavutti tyydyttavan halun ja valtttavan taidon Terpsikhoren palveluksessa, mika varsinkin ensimmaisina Kajaanin vuosina tuli tarpeeseen. Muutamat kurssin lopputanssiaisista palaavat ylioppilaat ahdistelivat ohikulkijoita. Heidat karkoitettiin vuodeksi yliopistosta.
……………………………………………………………………………………………………………………….

Во время учебы в университете Леннрот начал изучать русский язык, который как учебная дисциплина был обязателен с 1818 г. и который требовалось знать каждому степендиату.
Возможно, первое литературное произведение Леннрота было опубликовано 14.2.1824 Abo Underrattelserissa.
Это был перевод стихотворения Карамзина «Берег».

Satama
Myrskyn jylha pauhu haipuu,
aallot laantuu hiljalleen.
Purjehtijan harraskaipuu
satamaan on rauhaiseen.

Ehkei viela ulapalta
rannan valoja han naa,
Tuntuu toivo suloisalta
saada siella levahtaa.

Rannalta jos silma keksii
odottavan ystavan,
mieli kay niin riemuiseksi,
kaukaa sylins avaa han.

Kuolo, olet tyynta rantaa,
elo- merta myrskyineen!
Liikuta ei haudan santaa
aaltoin kuohu hyrskyineen.

Illan varjot, lapset rauhan,
naen, kaukaa tervehtaa.
Vierellenne, rannan lauhan
lepoon minut paastakaa.

Для сравнения это стихотворение Карамзина на русском языке:
Берег
После бури и волненья,
Всех опасностей пути,
Мореходцам нет сомненья
В пристань мирную войти.

Пусть она и неизвестна!
Пусть ее на карте нет!
Мысль, надежда им прелестна
Там избавиться от бед.

Если ж взором открывают
На брегу друзей, родных,
О блаженство! восклицают
И летят в объятья их.

Жизнь! Ты море и волненье!
Смерть! Ты пристань и покой!
Будет там соединенье
Разлученных здесь волной.

Вижу, вижу …вы маните
Нас к таинственным брегам!
Тени милые! Храните
Место подле вас друзьям!